Мацоурек м о бегемоте который боялся прививок

О бегемоте, который боялся прививок (Сказки) (2 стр.)

Всё бы хорошо, но у него не осталось времени ни на купание, ни на бананы, ни на разговоры с бабушкой. «Ну что ж, — думал он, — каникулы не каникулы, а я как-никак образцовый цирковой лев, должен держать марку». И он приветливо улыбался, а его маленькие племянники радостно хлопали в ладоши и говорили ему:

— Дядя Бонифаций, как только в школе мы научимся писать, сразу пришлём тебе письмо, в котором расскажем, как нам понравилось твоё представление.

О БЕГЕМОТЕ, КОТОРЫЙ БОЯЛСЯ ПРИВИВОК

Жил-был бегемот, который ужасно боялся прививок. Он думал о них постоянно: думал в парке, думал в кино, а чаще всего думал об этом на пляже. Там всегда думается лучше всего. Он лежал в воде и думал: «А вдруг прививки будут делать уже завтра? Надо спросить, может, кто-нибудь знает».

— Вы, случайно, не знаете, когда будут делать прививки? — спрашивал он крокодилов, гусей, лягушек и пеликана. — Не завтра?

— Когда будут, тогда и будут, — ворчали крокодилы и продолжали играть в воде жёлтым мячиком с таким азартом, что брызги летели во все стороны.

— Зачем думать о. всякой ерунде? — квакали лягушки и включали магнитофон с весёлыми песенками.

«Как же так? — размышлял бегемот. — Никто не боится прививок, наверно, они не знают, что прививки — те же уколы».

И бегемот продолжал думать об этом весь день и при этом сильно потел от страха.

И вот однажды он получил по почте открытку, в которой было написано, что он должен прийти в поликлинику и сделать прививки. Бегемот окончательно перепугался и вздрогнул так сильно, что на улице остановились трамваи.

— В чём дело? — воскликнули жирафы и зебры, а также кенгуру и фламинго, которые как раз ехали на трамвае в поликлинику, чтобы сделать прививки.

— Ничего страшного, — ответил водитель, — это бегемот испугался прививок, сейчас поедем дальше.

Когда звери приехали в поликлинику, все встали в очередь у кабинета врача и стали ждать. У лягушек с собой был магнитофон с весёлыми песенками, поэтому ждать было совсем не скучно.

— Надо сходить за бегемотом, — сказал пеликан. — Почему-то его до сих пор нет.

Он встал и пошёл.

Пеликану пришлось долго искать бегемота: тот спрятался за занавеску и так дрожал, что в буфете звенели стаканы и чашки.

— Не бойся, — сказал пеликан. — Пойдём в поликлинику, ничего с тобой не случится, сделают тебе укол, его даже маленький кролик выдержит и не пискнет, это совсем не больно. А если не пойдёшь, то все над тобой будут смеяться, а дело-то выеденного яйца не стоит.

— Хорошо, — сказал бегемот, он понял, что ему не отвертеться. — Только ты не бросай меня.

— Ладно, я тебя не брошу, — согласился пеликан, и они отправились в поликлинику.

А пока шли, навстречу им попадались и курицы, и слоны, и даже маленькие крольчата. И все они говорили:

— Прививки делать ни капельки не больно, только немножко щекотно, бояться абсолютно нечего.

«Хорошо им так говорить, — думал бегемот, — им уже сделали прививку. А как же я?» И он снова потел от страха.

— Да вы совсем мокрый! — воскликнул доктор, когда подошла очередь бегемота.

— Это у него хобби такое, — сказал пеликан, который ни на шаг не отходил от бегемота. — Кто-то любит собирать марки или играть в пинг-понг, а кто-то любит потеть.

— А-а, — ответил доктор, — а я уж подумал, что он боится.

— Нет! — возразил пеликан. — Он такой большой и сильный, что ему неведом страх.

— Хорошо, тогда начнём, — сказал доктор и взял шприц.

Едва бегемот это увидел, как сразу стал белым как мел.

— Батюшки! — удивился доктор. — Почему бегемот такой белый? Бегемоты ведь серые. Белыми бывают мыши, а не бегемоты.

— Это особенный бегемот, очень редкий вид, — пояснил пеликан. — Это белый бегемот, он в мире один такой.

— Но минуту назад он был нормального серого цвета, — возразил дрктор.

— Да, — кивнул пеликан, — это у него такая особенность: то он белый, то серый.

— Ладно, — сказал доктор, — раз этот бегемот такой особенный, ему обязательно нужно сделать прививку.

И доктор стал искать местечко, куда можно воткнуть иглу.

— Ах какая неприятность! — сказал доктор. — На спине у тебя слишком толстая кожа, попробую найти другое место.

— Ой, как сейчас будет больно! — завопил бегемот и со всех ног бросился вон из кабинета врача.

Он выбежал из поликлиники и помчался на пляж. Бегемот кружился волчком и смеялся так громко, что лягушки закричали, чтобы он вёл себя потише, а то его вопли заглушают музыку.

И вот, представьте себе, однажды бегемот проснулся, взглянул на себя в зеркало и обомлел — он был весь жёлтый!

— Что такое? — воскликнул он. — Белым я бываю от страха. Но почему я стал жёлтым? Надо кого-нибудь спросить.

И он отправился на пляж.

Увидев его, звери изумились:

— Жёлтый бегемот? Такого ещё не бывало!

Все рассматривали его и спрашивали, откуда у него такая красивая окраска.

— Наверно, он покрасил свою шкуру, — решили крокодилы. — Наш мячик такого же цвета.

— Да нет, — возразили лягушки, — скорее всего, он слишком сильно намазался кремом для загара.

Лишь курица держалась важно, помахивала крыльями и говорила:

— Для меня это пройденный этап, я тоже была жёлтой в детстве.

— Ах ты, глупая курица! — воскликнул пеликан. — Бегемот не цыплёнок, он не должен быть жёлтым. Скорее всего, он чем-то заболел.

Пеликан вытерся полотенцем и пошёл в поликлинику.

— Скажите, доктор, — спросил он, — почему наш бегемот внезапно стал жёлтым?

— Может, потому, — ответил доктор, — что ваш бегемот особенный? Он меняет окраску, как хамелеон. Сначала он был серым, потом совершенно белым, а теперь вот стал жёлтым.

— Да никакой он не особенный, — возразил пеликан. — Это я так сказал, чтобы бегемоту не было стыдно: он ужасно боится прививок.

— Ах вот в чём дело! — воскликнул доктор. — Значит, это самый обычный бегемот? Ему не сделали прививку, и теперь он заболел желтухой. Желтуха — очень серьёзная болезнь. Он немедленно должен лечь в постель!

Так бегемот оказался в больнице. С купанием пришлось подождать. Ему надо было принимать лекарства, а около его постели дежурила медсестра и регулярно измеряла температуру.

Читать еще:  Какие и сколько прививок нужно делать ребенку до 3 лет?

— Как это ужасно, — жаловался бегемот, — лежать в постели, когда все купаются и загорают, играют на пляже в мяч и слушают весёлые песенки. Сестричка, — обратился он к медсестре, — может, вы расскажете мне сказку?

Медсестре стало его жалко, и она начала рассказывать ему сказку:

— Жил-был один бегемот, который ужасно боялся прививок…

О бегемоте, который боялся прививок. Сказки

Милоша Мацоурека, классика чешской детской литературы, хорошо знают в нашей стране. И прежде всего благодаря снятым по его сказкам мультфильмам «Каникулы Бонифация» и «О бегемоте, который боялся прививок». Непревзойдённый выдумщик и фантазёр, он сочинял свои остроумные сказки не только про людей и животных, но, например, про макароны или про клубок и вязальные спицы — героями его сказок мог стать кто угодно.

И обо всём он писал так весело и забавно, что его книжки полюбили и дети, и их родители.

Весёлые сказки остроумного выдумщика и фантазёра, классика чешской детской литературы Милоша Мацоурека, хорошо знакомые нашим читателям по мультфильмам «Каникулы Бонифация» и «О бегемоте, который боялся прививок». Кроме этих двух сказок, в сборник вошли ещё двенадцать других — таких же смешных, а порой неожиданных сказочных историй.

Был на свете один цирк, полный опилок и музыкантов, и жил в том цирке лев Бонифаций. Это был очень хороший лев, такой добрый, умный и работящий, что ему дважды не приходилось ничего повторять. Он ни разу не сорвал ни одного представления, и поэтому директор цирка всегда говорил другим львам:

— Вы все должны брать пример с Бонифация, вот образцовый лев!

Дети его очень любили и писали ему письма: «Милый Бонифаций! Я не могу тебя забыть. Я все ладоши себе отбил, хлопая тебе, когда ты ходил на передних лапах, крутился колесом на турнике и делал сальто-мортале. Ты молодчина! Такое не каждый может».

О бегемоте, который боялся прививок. Сказки скачать fb2, epub бесплатно

Под одной обложкой две разные, но в чём-то схожие книги.

Ян Ларри – автор известной детской книги «Необыкновенные приключения Карика и Вали» – написал «Храброго Тилли» после 15 лет пребывания в заключении. Но записки неугомонного щенка полны юмора и иронии, а ещё нескрываемой любви к животным.

Однако это чудесное произведение было опубликовано в «Мурзилке» с иллюстрациями Виктора Чижикова в 1970 году и больше не переиздавалось. Это было последнее прижизненное издание Яна Ларри (писателя не стало в 1977 году).

Любимая книга вчерашних детей – сегодняшних взрослых – «Весёлые знакомства» Алексея Ольгина издавалась всего два раза. Зато иллюстраторы были замечательные (Виктор Дувидов, Хуго Хийбус). Голубой терьер Жюль, как ребёнок, живой, шаловливый, непосредственный. Он заставляет нас посмотреть на мир собачьими глазами и увидеть себя со стороны.

Однажды артист цирка, маленький лев Бонифаций, с удивлением узнал, что у всех детей бывают… каникулы! И — о чудо! Его тоже отпустили из цирка на каникулы. Решено — он едет к бабушке в Африку. А там столько интересного! Столько новых знакомств и прекрасных приключений! Удивительная история знаменитого льва Бонифация в нашей замечательной книжке!

Художники: Н. А. Трепенок, С. И. Бордюг

После сборника стихов «Не верь глазам своим» (1958) и пьесы для детей «Попугай на пятерку» (1968) Милош Мацоурек опубликовал в 60-х годах несколько книжек авторских сказок, которые привлекли внимание оригинальным видением мира, поэтикой и стилем: «Жизнеописание домашних животных» (19б2), «Якуб и двести дедушек» (1963), «Жираф или тюльпан» (1964), «Муравьед с арифметикой» (1966). Они через некоторое время послужили основой публикации избранных сочинений, названных попросту «Сказки» (1971). «Сказки» были переизданы «Альбатросом» с новыми иллюстрациями Адольфа Борна. В последние годы Милош Мацоурек писал главным образом сценарии к кинокомедиям, таким, как «Девушка на метле», «Госпожа, вы вдова», «Как утопить доктора Мрачека» или же к телевизионным сериалам вроде «Арабелла, Мах и Шебестова», которые завоевали популярность, как внутри Чехии, так и за рубежом. «Арабелла, Мах и Шебестова» одновременно с сериалом были Мацоуреком опубликованы отдельным изданием в виде книжки для детей (1983); ее французский перевод получил приз. Поэт, сказочник и сценарист Милош Мацоурек очаровывает детей и взрослых прежде всего поэтичностью и юмором, искусством сокращения слов и тонкой выразительностью. Он учит нас глядеть на мир, на окружающие нас вещи и дела новыми, свежими глазами, под неожиданным углом зрения и в удивительной связи. Он делает зримым для нас поэтическое очарование действительности, её смешные черты и перипетии, учит нас смеяться над глупостью, условностями и лицемерием в человеческих отношениях и, вместе с тем, открывать для себя ценности жизни, красоту вещей и мира. В авторских сказках он выражает свое видение разговорными сокращениями, которые сближают его с карикатуристами. Некоторые из сказок послужили поводом для создания рисованных и кукольных мультфильмов (например, «Сюзанна учится писать» или «Плохо нарисованная курица»). Поэтический юмор и особый неповторимый стиль обеспечивают сказкам Милоша Мацоурека постоянный интерес среди детей и взрослых в Чехии и далеко за ее рубежами.

Эта книга — первое издание на русском языке сказок современного чешского писателя Милоша Мацоурека. Поэт, прозаик, драматург, сказочник, Мацоурек предлагает своим читателям расшевелить воображение, посмотреть вокруг глазами веселого и насмешливого фантазера. Занимательные истории о животных, фантастические, невероятные приключения мальчишек и девчонок, забавные, странные события из жизни вещей, придуманные Мацоуреком, широко известны в Чехословакии, во многих других странах, теперь и нашим читателям предстоит познакомиться с ними.

Для детей младшего и среднего школьного возраста.

Квазилэндские байки (две штуки)

квазилэндская народная сказка

Ехал крестьянин на базар, да на косогоре оглоблю сломал; лошадь, как была, прямо с хомутом на шее убежала, а телега посреди дороги осталась! Что делать? Взял крестьянин бич, да как начнет охаживать телегу по бокам. Охаживает, а сам покрикивает, как на лошадь: «но, мертвая! но, постылая!» Мимоезжий да прохожий люд охает, головами качает, смеется:

Сказка наша [1] гласит о дивном и древнем побыте времен первородных: о том, что деялось и творилось, когда скот и зверь, рыба и птица, как переселенцы, первородны и новозданцы, как новички мира нашего, не знали и не ведали еще толку, ни складу, ни ладу в быту своем; не обжились еще ни с людьми, ни с местом, ни с житьем-бытьем, ни сами промеж собой, не знали порядка и начальства, говорили кто по-татарски, кто по-калмыцки и не добились еще толку, кому и кого глодать и кому с кем в миру и в ладах односумом жить; кому с кем знаться или не знаться, кому кого душить и кого бояться; кому ходить со шкурой, а кому без шкуры, кому быть сытым, а кому голодным.

Сказка о мальчике, разгадавшем самую большую тайну мира.

Храм Истины Непогрешимой, Многоликой и Всеохватной с превеликим тщанием обслуживало все богобоязненное и в меру просветленное население городка Шантеклер. Никак нельзя сказать, что указанный храм был памятником старины глубокой. Напротив, он отражал ультрасовременные философские взгляды интеллектуальной элиты вышепоименованного городка. А поскольку именно интеллектуальная элита стояла в этом городке у власти, то материализация ее идей была осуществлена на удивление быстро и дисциплинированно.

Читать еще:  Кому нельзя ставить прививку от гепатита б

Вайолет и Клаус со страшной скоростью катятся без тормозов вниз по склону с высокой горы в фургоне уродов. Солнышко в когтях Графа Олафа, который увозит ее в это время в противоположную сторону, а именно на самую вершину Коварной горы.

Даже если Вайолет и Клаусу удастся спастись от почти неминуемой гибели в бездонной пропасти, то как они уберегутся от множества очень злобных снежных комаров, которым нравится жалить людей без всякого повода?

Даже если Солнышко не сбросят с обрыва гнусные приспешники Графа Олафа, легко ли совсем маленькой девочке вести хозяйство, готовить еду без огня и при этом постоянно терпеть унижения?

А самое главное — найдут ли дети Главный перекресток Ветров и штаб Г. П. В.?

отправившихся вокруг света

Перевела Дарья Данилова

Давным–давно жили на свете четыре маленьких человечка — Фиолетта, Слингби, Парниша и Лионель.

Как–то раз захотели они попутешествовать и купили большую лодку, решив пересечь на ней по морю весь мир, а после вернуться назад с другого конца земли. Лодку выкрасили в синий цвет с зелеными горошинами, а паруса получились желтыми с красными полосками. Отправились они налегке, взяв с собой лишь маленькую кошку, в обязанности которой входило управлять лодкой, да престарелого Хитрюгу, который должен был готовить обед и кипятить чай. Для этих целей человечки прихватили огромный чайник.

Сказочка про девочку Машу, и из кармашка человечка Яшу. Художник Суворов Анатолий Андреевич.

Сказки сложены в разгар битвы за наш город на Ленинградском фронте в августе-сентябре 1941 года.

В одно отнюдь не прекрасное утро Костя Косточкин просыпается в чужой квартире, в чужой семье… и вообще в другом времени. Внезапно он перенёсся на тридцать лет назад.

Без родных и друзей, без денег, без связи, в совсем другой стране — как ему выбраться из этой переделки? Но там, в прошлом, Костя встречает «реального френда» Тишку Барана, да и верная Бабака не оставит любимого хозяина в беде — спецсвязь генерала контрразведки Горбункова работает во всех направлениях.

Вернется ли Костя назад в будущее? Сумеет ли он понять, кто его настоящий друг?

Наш современник, в результате неудачного, а может и удачного — это как посмотреть, эксперимента, оказывается в далеком прошлом. Еще нет знакомых ему государств и стран, исторических личностей, а история данного периода противоречива и вызывает множество споров по сей день. Но есть люди. Такие же, как и во все времена — со своими проблемами и мечтами, трудностями и радостями, любовью и горем. И для Сергея этот новый мир должен стать новым домом, а люди прошлого — его новой семьей…

В начале 1959 года вспыхнул факел Свободы над Кубой — латиноамериканской страной, десятки лет испытывавшей гнет монополий Соединенных Штатов Америки. Рухнул еще один бастион американского империализма. Но некоронованные короли США и их прислужники — кубинская буржуазия и помещики-латифундисты — не хотят примириться с тем, что их господству на Кубе пришел конец. С первых дней освободительной борьбы кубинского народа они повели против него настоящую, хотя и необъявленную, войну, не прекращающуюся ни на один день.

Эта книга рассказывает о тайной войне империализма США против революционной Кубы, о заговорах, диверсиях и актах агрессии, организованных Центральным разведывательным управлением Соединенных Штатов и Пентагоном. Читатель увидит, как мужественный кубинский народ самоотверженно защищает свои завоевания.

Книга заканчивается рассказом о разгроме интервентов на Плайя-Хирон весной 1961 года, поскольку после этого начался новый этап борьбы США и их наемников против кубинской революции, этап, которому может быть посвящена специальная работа.

Авторы — журналисты-международники В. В. Листов и В. Г. Жуков — использовали документальный материал, опубликованный в кубинской и американской печати. Предназначена книга для самых широких кругов читателей».

25 ноября 2016 г. умер Фидель Кастро Рус — основатель первого социалистического государства в Западом полушарии, ставший символом борьбы за свободу, социальное равенство и прогресс. Огромную помощь в отстаивании завоеваний революции оказали Кубе СССР и другие страны социалистического содружества, не существующие сегодня. Но осталось главное завоевание Фиделя — социалистическая Куба, существующая уже более 20 лет после уничтожения СССР и других социалистических стран в Европе.

Опыт кубинского народа, сумевшего отстоять завоевания революции несмотря на все попытки контрреволюционных переворотов и уничтожения лидеров революции заслуживает внимательного изучения.

При создании электронного файла использовался готовый текстовый файл в формате .doc. Отсутствие возможности сверки с печатным оригиналом обусловило возможные ошибки в определении места расположения сносок и написании имен вследствие плохого качества исходного текстового файла. Сохранена нумерация страниц. Номер страницы приводится в ее конце. В книге использованы стили, поэтому для чтения лучше использовать CR3 — V_E.

Про бегемота, который боялся прививок

17 минут 30 секунд

[www.animator.ru/db/?p=show_film&fid=2198 ID 2198]

Содержание

На летнем пляже южного городка купались, отдыхали и веселились сказочные звери.
Неожиданно отдых был прерван срочным сообщением на повешенном плакате: «Всем нужно от слона до мухи прививки сделать от желтухи!». Впрочем, все звери, прочитав сообщение, как ни в чём не бывало, снова стали отдыхать и загорать.
И только Бегемот, забеспокоившись, стал всех распрашивать, насколько это страшно и больно получить прививку.

Ему попытался помочь и успокоить его мудрый друг Марабу, рассказав, насколько это важное и в то же время пустяшное дело. Но получив повестку из больницы, Бегемот только сильнее испугался. И только заручившись поддержкой Марабу, отправился на прививку.

В очереди страх берёт своё и Бегемот всячески пытается избежать процедуры. Кое-как, с помощью зверей попав в кабинет к врачу, Бегемот, то потея, то белея от испуга, улучив момент, сбегает из больницы.

На следующий день Марабу, придя в гости к Бегемоту, обнаруживает своего друга абсолютно жёлтым…
Как оказалось, не сделав прививку, Бегемот заболел желтухой.

Так Бегемот попадает на больничную койку, где мучается от лечебных процедур и скуки, и пристыженный, краснеет от стыда за свой страх перед несделанной самой обычной прививкой.

Над фильмом работали

  • Сценарий — Владимира Сутеева
  • Режиссёр — Леонид Амальрик
  • Художники-постановщики — Надежда Привалова, Татьяна Сазонова
  • Композитор — Никита Богословский
  • Оператор — Михаил Друян
  • Звукооператор — Георгий Мартынюк
  • Редактор — З. Павлова
  • Художники-мультипликаторы: Иван Давыдов, Рената Миренкова, Владимир Арбеков, Татьяна Таранович, Юрий Бутырин, Лидия Резцова, Елизавета Комова, Вадим Долгих, Виолетта Колесникова, Олег Сафронов
  • Художники-декораторы — Вера Валерианова, Ольга Геммерлинг
  • Ассистенты — Г. Андреева, М. Трусова, Н. Наяшкова

Роли озвучивали

Интересный факт

  • Спустя 14 лет поле выхода мультфильма сцена госпитализации бегемота мартышками на носилках обыгрывалась в заставке к телевыпускам «Ну, погоди!».
  • 1967 — Приз Министерства просвещения Ирана на Втором международном фестивале детских фильмов в Тегеране.

Мультфильм был выпущен на VHS в начале 1990-х годов и на DVD в 2000-х годах компанией «Крупный план». При записи была использована цифровая реставрация изображения и звука: звук — русский Dolby Digital 5.1 Stereo; русский Dolby Digital 1.0 mono, изображение — Standart 4:3 (1,33:1), цвет — PAL.

Читать еще:  За сколько дней до прививки нужно сдать анализы ребенку

Напишите отзыв о статье «Про бегемота, который боялся прививок»

Литература

Сутеев В. Г. В мире сказок В. Сутеева. — АСТ, 2009. — ISBN 978-5-17-057941-9.

Примечания

  1. Сергей Капков. Леонид Амальрик // [web.archive.org/web/20070828173928/books.interros.ru/index.php?book=mult&id=6&mode=print Наши мультфильмы] / Арсений Мещеряков, Ирина Остаркова. — Интеррос, 2006. — ISBN 5-91105-007-2.
  • «Про бегемота, который боялся прививок» (англ.) на сайте Internet Movie Database;
  • [www.animator.ru/db/?p=show_film&fid=2198 Мультфильм на сайте Аниматор.ру].

Отрывок, характеризующий Про бегемота, который боялся прививок

– Что ты говоришь?
– Ничего. Не надо плакать здесь, – сказал он, тем же холодным взглядом глядя на нее.

Когда княжна Марья заплакала, он понял, что она плакала о том, что Николушка останется без отца. С большим усилием над собой он постарался вернуться назад в жизнь и перенесся на их точку зрения.
«Да, им это должно казаться жалко! – подумал он. – А как это просто!»
«Птицы небесные ни сеют, ни жнут, но отец ваш питает их», – сказал он сам себе и хотел то же сказать княжне. «Но нет, они поймут это по своему, они не поймут! Этого они не могут понимать, что все эти чувства, которыми они дорожат, все наши, все эти мысли, которые кажутся нам так важны, что они – не нужны. Мы не можем понимать друг друга». – И он замолчал.

Маленькому сыну князя Андрея было семь лет. Он едва умел читать, он ничего не знал. Он многое пережил после этого дня, приобретая знания, наблюдательность, опытность; но ежели бы он владел тогда всеми этими после приобретенными способностями, он не мог бы лучше, глубже понять все значение той сцены, которую он видел между отцом, княжной Марьей и Наташей, чем он ее понял теперь. Он все понял и, не плача, вышел из комнаты, молча подошел к Наташе, вышедшей за ним, застенчиво взглянул на нее задумчивыми прекрасными глазами; приподнятая румяная верхняя губа его дрогнула, он прислонился к ней головой и заплакал.
С этого дня он избегал Десаля, избегал ласкавшую его графиню и либо сидел один, либо робко подходил к княжне Марье и к Наташе, которую он, казалось, полюбил еще больше своей тетки, и тихо и застенчиво ласкался к ним.
Княжна Марья, выйдя от князя Андрея, поняла вполне все то, что сказало ей лицо Наташи. Она не говорила больше с Наташей о надежде на спасение его жизни. Она чередовалась с нею у его дивана и не плакала больше, но беспрестанно молилась, обращаясь душою к тому вечному, непостижимому, которого присутствие так ощутительно было теперь над умиравшим человеком.

Князь Андрей не только знал, что он умрет, но он чувствовал, что он умирает, что он уже умер наполовину. Он испытывал сознание отчужденности от всего земного и радостной и странной легкости бытия. Он, не торопясь и не тревожась, ожидал того, что предстояло ему. То грозное, вечное, неведомое и далекое, присутствие которого он не переставал ощущать в продолжение всей своей жизни, теперь для него было близкое и – по той странной легкости бытия, которую он испытывал, – почти понятное и ощущаемое.
Прежде он боялся конца. Он два раза испытал это страшное мучительное чувство страха смерти, конца, и теперь уже не понимал его.
Первый раз он испытал это чувство тогда, когда граната волчком вертелась перед ним и он смотрел на жнивье, на кусты, на небо и знал, что перед ним была смерть. Когда он очнулся после раны и в душе его, мгновенно, как бы освобожденный от удерживавшего его гнета жизни, распустился этот цветок любви, вечной, свободной, не зависящей от этой жизни, он уже не боялся смерти и не думал о ней.
Чем больше он, в те часы страдальческого уединения и полубреда, которые он провел после своей раны, вдумывался в новое, открытое ему начало вечной любви, тем более он, сам не чувствуя того, отрекался от земной жизни. Всё, всех любить, всегда жертвовать собой для любви, значило никого не любить, значило не жить этою земною жизнию. И чем больше он проникался этим началом любви, тем больше он отрекался от жизни и тем совершеннее уничтожал ту страшную преграду, которая без любви стоит между жизнью и смертью. Когда он, это первое время, вспоминал о том, что ему надо было умереть, он говорил себе: ну что ж, тем лучше.
Но после той ночи в Мытищах, когда в полубреду перед ним явилась та, которую он желал, и когда он, прижав к своим губам ее руку, заплакал тихими, радостными слезами, любовь к одной женщине незаметно закралась в его сердце и опять привязала его к жизни. И радостные и тревожные мысли стали приходить ему. Вспоминая ту минуту на перевязочном пункте, когда он увидал Курагина, он теперь не мог возвратиться к тому чувству: его мучил вопрос о том, жив ли он? И он не смел спросить этого.

Болезнь его шла своим физическим порядком, но то, что Наташа называла: это сделалось с ним, случилось с ним два дня перед приездом княжны Марьи. Это была та последняя нравственная борьба между жизнью и смертью, в которой смерть одержала победу. Это было неожиданное сознание того, что он еще дорожил жизнью, представлявшейся ему в любви к Наташе, и последний, покоренный припадок ужаса перед неведомым.
Это было вечером. Он был, как обыкновенно после обеда, в легком лихорадочном состоянии, и мысли его были чрезвычайно ясны. Соня сидела у стола. Он задремал. Вдруг ощущение счастья охватило его.
«А, это она вошла!» – подумал он.
Действительно, на месте Сони сидела только что неслышными шагами вошедшая Наташа.
С тех пор как она стала ходить за ним, он всегда испытывал это физическое ощущение ее близости. Она сидела на кресле, боком к нему, заслоняя собой от него свет свечи, и вязала чулок. (Она выучилась вязать чулки с тех пор, как раз князь Андрей сказал ей, что никто так не умеет ходить за больными, как старые няни, которые вяжут чулки, и что в вязании чулка есть что то успокоительное.) Тонкие пальцы ее быстро перебирали изредка сталкивающиеся спицы, и задумчивый профиль ее опущенного лица был ясно виден ему. Она сделала движенье – клубок скатился с ее колен. Она вздрогнула, оглянулась на него и, заслоняя свечу рукой, осторожным, гибким и точным движением изогнулась, подняла клубок и села в прежнее положение.
Он смотрел на нее, не шевелясь, и видел, что ей нужно было после своего движения вздохнуть во всю грудь, но она не решалась этого сделать и осторожно переводила дыханье.
В Троицкой лавре они говорили о прошедшем, и он сказал ей, что, ежели бы он был жив, он бы благодарил вечно бога за свою рану, которая свела его опять с нею; но с тех пор они никогда не говорили о будущем.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector